военная игра военные игры настольная игра настольные игры настольная военная игра настольные военные игры семейная игра семейные игры игровая система игровые системы интеллектуальная игра интеллектуальные игры серия игр серии игр варгейм варгеймы настольный варгейм настольные варгеймы классический варгейм классические варгеймы гексагон гексагоны гексагональный варгейм гексагональные варгеймы

prowargames

Этот сайт посвящен военным играм и военной истории

Лучше с разрешением экрана 1280 Х 800

игры и, как их достать

ссылки


статьи

статьи

статьи

 

 

ГАННИБАЛОВА ПОБЕДА: второе сражение при Гердонии по упрощенным правилам игр серии «Великие сражения истории» (Simple Great Battles of History)

  «Таково было положение дел в Испании; в Италии консулу Марцеллу изменой сдана была Салапия; Марморею и Мелес взяли с боя у самнитов. Около трех тысяч воинов Ганнибала, оставленных для защиты города, перебили; добычу (а была она немалой) отдали войску. Кроме того, там были найдены двести сорок тысяч модиев пшеницы и сто десять тысяч модиев ячменя. Скорбеть пришлось, впрочем, больше, чем радоваться: через несколько дней узнали о тяжелом поражении под Гердонией. Проконсул Гней Фульвий, рассчитывая отвоевать Гердонию, отпавшую от римлян после каннского поражения, поставил лагерь под городом в ненадежном месте и не позаботился о сторожевых постах. Небрежность была у него врожденной, а тут он еще и решил, что доверие к Пунийцу пошатнулось в Гердонии, когда там прослышали, что Ганнибал, потеряв Салапию, ушел в Бруттий. Обо всем этом тайно донесли из Гердонии Ганнибалу; эти вести внушили ему и заботу о том, чтобы удержать союзный город, и надежду застать врасплох беспечного врага. С войском налегке он, опередив молву, большими переходами подошел к Гердонии, а чтобы внушить врагу еще больший страх, стал перед городом, выстроив войско. Римлянин, равный ему смелостью, но разумением и силами неравный, стремительно вывел из лагеря войско и начал сражение:  пятый легион и левое крыло лихо кинулись в бой. Ганнибал распорядился: когда взгляды и внимание всех будут устремлены на схватку пехотинцев, пусть по данному им знаку часть всадников окружит вражеский лагерь, а другая — зайдет в тыл уже дрогнувшему противнику. Сам он глумился над Гнеем Фульвием, чей тезка претор Гней Фульвий был разбит им два года назад в этих самых местах: говорил, что исход сражения будет таким же.  Надежда не обманула его. Правда, хотя в рукопашном бою с пехотинцами пало много римлян, ряды солдат со знаменами стояли все-таки твердо; но шумное появление всадников в тылу и вражеские крики со стороны римского лагеря привели в смятение сначала шестой легион (он стоял на второй линии, и нумидийцы сразу расстроили его ряды) — за ним пятый, и, наконец, воины, стоявшие у первых знамен, повернули назад. Часть кинулась бежать врассыпную; часть была перебита на поле битвы; пал и Гней Фульвий и с ним одиннадцать военных трибунов. Кто может точно сказать, сколько тысяч римлян и союзников пало в этом сражении, коль скоро у одних писателей я читаю о тринадцати тысячах, у других — всего о семи? Победитель овладел лагерем и добычей. Гердонию, которая собиралась, как он узнал, перейти к римлянам и, если он уйдет, верности ему не хранить, он сжег, всех жителей переселил в Метапонт и Фурии, а старейшин города, уличенных в тайных переговорах с Фульвием, казнил. Римляне, уцелевшие после такого поражения, кое-как вооруженные, разными дорогами пробрались в Самний к консулу Марцеллу».

 

  Мы знаем даже еще больше, чем Ливий. У карфагенян было 13400 пехоты, 4000 конницы и 20 слонов. У римлян — 16800 пехоты и 1800 конницы. Мы также знаем, кто где у кого стоял. Ненадежные италийские союзники Ганнибала были поставлены им на фланге, прикрытом холмами. На открытом фланге стояли североафриканская тяжелая пехота и нумидийская легкая кавалерия. Римское консульское войско было построено обычным образом в три линии (гастаты, принципы и триарии).

  Сражение началось с того, что римляне двинули вперед линию велитов, чтобы прогнать вражеских застрельщиков и расчистить дорогу манипулам легионов. Фульвий, конечно, опасался вражеской конницы, но полагал, что та (по теории) бросится на противостоящую ей римскую кавалерию. Однако коварный Пуниец немедленно бросил дивизию тяжелой конницы под командованием Гасдрубала на велитов, которые (надо ли говорить) понесли большие потери!

  Ответная атака римской кавалерии левого фланга прошла по формуле «не было бы счастья, да несчастье помогло»: две турмы из трех разбежались, но часть тяжелой конницы карфагенян, бросившись в преследование, увлекла за собой своего комдива. Остальные, оказавшись без командования, отступили перед надвигавшимися  гастатами в холмы и более участия в бою не принимали.

  Карфагеняне потратили пару ходов, безуспешно пытаясь вернуть Гасдрубала из преследования. А гастаты тем временем прошли сквозь интервалы между велитами и вышли на ударную позицию против первой вражеской линии, представленной в основном балеарскими пращниками.

  Однако первый удар по карфагенской дивизии застрельщиков нанесли велиты, совершившие обратный маневр: прошли сквозь интервалы между гастатами.

 


 
 

  Застрельщики разбежались или были отброшены, и взору римлян открылась вторая вражеская линия, в которой на этом фланге стояла иберийская легкая пехота экспедиционного корпуса. На нее-то и устремились из-за велитов гастаты.

  Удар их был силен, и наконец показалась третья (и последняя) вражеская линия, составленная из кельтской средней и североафриканской тяжелой пехоты.

  Но тут с открытого фланга примчалась дивизия нумидийской конницы под командованием Магона Саунита!

  Смерчем промчались нумидийцы по когортам союзников на правом фланге. 10-15 манипул словно корова языком слизнула, а индекс бегства римского войска обвалился разом на четверть!

Проконсул Гней Фульвий скрипнул зубами и повел вперед линию принципов.

  Нумидийцы змейкой выскользнули из сузившегося пространства между линиями пехоты в сторону открытого фланга и выжидательно построились. Римляне подтянули кавалерию правого фланга, чтобы блокировать нумидийцев, и ударили принципами по остаткам линий вражеского прикрытия. Одна когорта союзников даже уперлась в таксис североафриканской тяжелой пехоты.

  Пуниец бросил в бой остатки дивизии застрельщиков — десяток слонов под предводительством Ганнона. Чудовища хоботами выдергивали из строя центурионов, подбрасывали в воздух и накалывали на бивни, а рядовых легионеров топтали ножищами! Две-три манипулы в ужасе бросились наутек. И ни один слон не взбесился. Как принято писать в титрах, ни одно животное в процессе съемок не пострадало...

  Наконец начальник (префект) союзников Плавт повел манипулы принципов и когорты союзников на последнюю линию карфагенян. Принципы взяли разбег, метнули дротики, обнажили мечи и врезались в гущу противника! Им противостояли кельты; крайней же (в прямом и переносном смысле) оказалась когорта «f» крыла союзников V легиона: ей предстояло биться с двумя таксисами североафриканской тяжелой пехоты.

  Кельты были отброшены, вражеский строй прорван! Более того, все кельты под Ганнибалом были убиты, и Пуниец исчез на время с экранов радаров! Римляне чувствовали себя как участники броска Пиккета, водрузившие знамя Конфедерации на Кладбищенском холме.

 (Замогильным голосом:) Но с силой Кольца было справиться не так-то легко. Когортам пришлось очень туго против тяжелой ветеранской пехоты, а тут еще обозленный Пуниец вернулся и начал сдавливать прорвавшихся кельтами с одной и африканцами — с другой стороны. Кроме того, он вовсю использовал свои превосходные показатели командования, при первой же возможности отбирая ход у римлян.


 

  Кельты опять с трудом одолевали принципов, зато африканцы с легкостью расправлялись с союзниками.

  Это напоминало Канны, только сдавливала пехота

  В таком духе сражение и протекало далее. Проконсул Гней Фульвий чуть не прорвался к Ганнибалу. Кирка Дугласа бы сюда!


  Видя, что принципы не сдаются, Пунийцу пришлось вспомнить о нумидийцах, которые стали охотиться на оставшиеся без командования когорты. Вышло по Ливию: «Правда, хотя в рукопашном бою с пехотинцами пало много римлян, ряды солдат со знаменами стояли все-таки твердо; но шумное появление всадников в тылу и вражеские крики со стороны римского лагеря привели в смятение, и т.д.»...



  Хотя кельты были почти все повыбиты и даже африканцы стали терять сплоченность...

  … на грани коллапса находились все-таки римляне (их уровень бегства = 130, у карфагенян = 95). Еще один удар — и римское войско обратилось в бегство!

  Подводя итоги: сражение интересное, правила, хотя и называются упрощенными, не примитивны. Например, у римского игрока постоянно есть тяжелый выбор: продолжать питать бой на острие удара, бросая в него те манипулы, что под рукой, или перестроить смешавшиеся линии для более мощного удара, но потом? Или подтянуть отставшие линии? Учитывая, что это общие правила для игр серии «Великие сражения истории», по которым можно играть не только сражения Ганнибала и Сципиона, но и Александра, Чандрагупты, Цезаря, Велисария, Чингис-хана и многих других, не сомневаюсь, что мы еще увидим их на наших столах...

Автор-Шлепов Андрей, Москва, 2012.